?

Log in

Предыдущий пост | Следующий пост

О свободной воле

Оригинал взят у d_catulus в О свободной воле
Христианскую концепцию свободной воли принято традиционно критиковать в атеистической среде. Лео Таксиль, Марк Твен, Ричард Докинз - разве только ленивый не пнул это положение в силу его очевидно кажущейся нелогичности. Даже мини-комикс кто-то нарисовал про изобретателя и его робота: дескать, изобретатель включает своё творение и говорит ему: "Я создал тебя и наделил свободой воли. Поэтому за всё, что ты сделаешь хорошего, ты должен быть благодарен мне, но если ты накосячишь - то виноват ты сам".
Однако эта концепция несколько более глубока (я имею в виду - даже в рамках христианства, в философии в целом на эту тему написаны горы литературы), чем кажется на первый взгляд, и потому атеисты, критикующие её таким образом, как показано выше, являют собой пример использования "соломенного чучела" - как ни прискорбно мне (будучи атеистом) это заявлять; я бы даже сказал более радикально: свободная воля - это как раз один из немногих самых проработанных и логичных пунктов христианской философии.
Впрочем, как несложно догадаться, началось всё не с Иисуса и не с Яхве.

Христианство в своей основе весьма компилятивно - чем дальше мы погружаемся в религиоведение, тем больше находим атрибутов и концепций, традиционно в современном мире считающихся христианскими, однако это - лишь результат двухтысячелетней монополии на эти вещи. Из того, что первым приходит на ум: Мария с младенцем Христом на руках - практически точная копия Исиды с Хором, а идея о триединстве главного бога-покровителя (Отец, Сын, Святой Дух) присутствовала у римлян ещё во времена царей (и, как показывает археология, уходит корнями ещё в этрусскую религию).
Наиболее развитой идеей о свободе воли человека на момент становления христианства обладала стоическая философия. Вообще, когда изучаешь труды стоиков (а это, на минутку, господствующее философское течение во всей Римской империи начала нашей эры!), то тебя не оставляет ощущение, что перед тобой некое "Христианство 2.0" - более продвинутая версия стандартной христианской морали, ориентированная не на бога (как творца всего сущего и потому имеющего власть предписывать всему и вся, как себя правильно вести), а на человека, т.е. более "гуманная" версия - во всех смыслах этого слова. Это ощущение не оставляет до тех пор, пока не узнаёшь, что вообще-то все краеугольные камни стоицизма были заложены как минимум в III веке до нашей эры; после этого остаётся лишь испытать недоумение: "Тогда зачем нас две тысячи лет подряд пичкают этим суррогатом?"
Впрочем, это личные эмоции, и вполне возможно, что вы их не испытаете; в рамках данного рассуждения это не так уж и важно.

Как стоики понимают свободную волю?

К сожалению, тут не обойтись без достаточно подробного экскурса в их терминологию, ибо стоицизм, как любая глубоко проработанная философия, сильно формализован.
С одной стороны, стоики утверждают (см., например, третью беседу первой книги Эпиктета), что в человеке, в отличие от животных, соединены два начала - животное и божественное (и снова привет христиансткой идее о душе и духе!). То, что они называют "животным началом", при ближайшем рассмотрении являет собой некие базовые физиологические потребности (свойственные и животным - отсюда название) - потребность в пище, комфортной температуре, половых контактах и т.п. С другой стороны, они утверждают (см. Диоген Лаэртский, VII, 87), что высшая добродетель для любого живого существа - это жить согласно своей природе; причём, как становится понятным из дальнейших рассуждений, " своя природа" для данного существа в понимании стоиков - это то, что любой биолог назвал бы специализацией данного вида (как я уже объяснял здесь). Ярчайшая специализация человека - это его крупный мозг (и разум, как проявление крупного мозга), как признают современные антропологи; что же, стоики вполне согласны с ними: "Так как разум дан разумным для более совершенного руководства [своим телом, своей жизнью - прим. моё], то жить согласно разуму в действительности означает для них жить по природе" (Диоген Лаэртский, VII, 86). А теперь вернёмся к первому пункту - ведь именно разум и способность к разумным поступкам стоики считают тем самым "божественным началом" человека!
Здесь снова придётся сделать ещё один шаг в философские глубины и заметить, что "божественное начало" в стоическом смысле - совсем не то, что "божественное начало" могло бы значить в том же христианском смысле. Оно выступает тут в первую очередь не как нечто, "дарованное богом", а как нечто, противоположное животному, стоящее выше животного начала. С таким же успехом крайне атеистически настроенный философ мог бы говорить о животном и человеческом началах - смысл бы поменялся мало.
Однако почему для нас всё же более приемлема стоическая, нежели "атеистическая" терминология в данном вопросе? Как мы уже установили, животное начало - это нечто, присущее в той или иной степени всем животным, а божественное/человеческое - это специализация человека. Говоря, скажем, о лошади, можем ли мы говорить о животном и лошадином началах? Почему нет? В этом случае одним из составляющих животного начала лошади будет потребность в пище как таковая, а одним из составляющих лошадиного начала - потребность в поедании конкретных видов трав (ведь даже лошади - не универсальные травоядные, они употребляют в пищу вполне ограниченный список растений). Чем же будет отличаться божественное/человеческое начало человека от лошадиного начала лошади (и потому для нас предпочительнее первый термин)? Тем, что у лошади (и у всех остальных животных) их собственное начало находится  в согласии с животным, в то время как божественное начало человека - прямо ему противоречит.
В принципе, можно было бы говорить о животном, человеческом (видовой специализации, не относящейся к сфере разума и не вступающей в противоречие с животным началом) и божественном (разуме) начале человека, однако его "не-разумные" специализации (например, в той же пищеварительной системе) столь "неспециализированы", генерализованы, что их будет сложно отделить со всей строгостью от проявлений животного начала.
Путано и непонятно? Согласен. Поясню на примерах.
Одной из самых ярких особенностей разума является способность к экстраполяции, читай - к предсказанию будущего. Разумеется, к эстраполяции способны не только люди - вообще соответствующий тест входит в стандартный набор Крушинского для проверки уровня рассудочной деятельности животных. Но никто и не говорит, что разум во всём своём великолепии появляется сразу у человека, нет - наоборот, господствующая в современной науке о поведении парадигма утверждает, что разница между рассудочной деятельностью человека и других животных количественная, но не качественная. Разумеется, это так, однако даже при таком подходе разум человека оставляет далеко позади себя разум любого другого животного - чтобы удостовериться в этом, достаточно оглянуться вокруг :) Человеческая способность к экстраполяции позволяет не только узнавать, из-за какой ширмы сейчас появится еда (это как раз стандартный тест), но и просчитывать очень отдалённые последствия своих поступков. Конечно, жизненного опыта одного человека тут уже недостаточно - но на помощь нам приходят различные продукты нашей культуры, в том числе - наука, и это всё - ничто иное, как плод всё того же разума, крупного мозга. Можно говорить, что уже у кроманьонца были все "органические" возможности для того уровня предсказаний, что делаем мы сейчас.
Теперь возвратимся к "пищевой" стороне вопроса.
Животное начало человека требует, чтобы он съедал столько пищи, сколько ему необходимо, и это естественно - обычно не удаётся достать больше, чем нужно (а с набитым животом за добычей не побегаешь). Чем сильнее развита наша культура, тем легче человеку добывать пищу - и вот, в современном богатом западном обществе наконец наступают сытые времена! Человек может съесть пищи больше, чем ему необходимо! Возникает проблема избыточного веса.  Другие животные (сейчас это стало настоящим бичом, например, для кошек) тоже страдают от переедания в таких условиях. Однако вычислительные мощности их мозга не позволяют им понять, что количество съеденной ими пищи как-то влияет на количество жира под их кожей. Но человеку-то это доступно! Он с лёгкостью может, даже просто наблюдая за собой, связать эти два факта и ограничить количество потреблённой пищи! А уж если он подключит к делу достижения культуры, скажем, знание об энергетической ценности, что печатают сейчас на упаковках пищи, то следить за весом ему станет ещё проще! Более того, человеку даже и не нужно пытаться самому уловить какую-то закономерность - это в большинстве случаев сделал кто-то до него, а ему самому остаётся лишь прислушаться к этим советам. Ну в самом деле, кто из вас не слышал, что если есть много, то можно разжиреть?
Но тогда ответьте на вопрос: откуда вообще в таком случае берутся люди с избыточным весом (исключим из рассмотрения людей, страдающих соответствующими гормональными сбоями - их не так много от общего числа толстяков)?
Лошадиное начало у лошади помогает и оптимизирует её животное начало - в данных условиях. "Божественное" же начало человека само изменяет условия, вступая в противоречие с животным началом - если последнее говорит: "Ешь больше", то первое: "Я дам тебе сколько угодно пищи, но ограничивай себя в еде". Это тоже можно назвать в какой-то степени помощью и оптимизацией, но вы же понимаете, что это вещи совсем иного рода, чем у лошади. Вы не найдёте толстых мустангов в североамериканских прериях - но сколь угодно много таких людей в городах по соседству с ними.

И вот только теперь, после столь долгих и муторных отступлений, мы можем наконец перейти к пониманию свободной воли в стоической трактовке. Классическое её изложение приведено в первой беседе первой книги Эпиктета, я же предпочитаю для её объяснения метафору с пожаром и топливом.
Представьте, что вы стоите перед домом, объятым пламенем. Вы не можете никоим образом сейчас сбить пламя - у вас нет с собой ни воды, ни огнетушителя, ни чего-либо ещё подобного. Впрочем, этот огонь не какой-то сверхъестественный - для его горения нужно топливо, без него он рано или поздно потухнет, если же ему давать топливо, то он усилится, перекинется на соседний дом и т.д... А у вас в руках - вот совпадение! - есть как раз канистра с бензином. Как я уже сказал, у вас нет выбора - тушить ли огонь или дать ему гореть дальше. Но у вас есть другой выбор - давать ли ему пищу для дальнейшего горения (чтобы вся деревня в конце концов сгорела к чертям!) или позволить ему потухнуть без топлива.
Эта метафора весьма универсальна и жизненна. Скажем, в 90-е у нас в стране был настоящий разгул преступности, и если у вас не было склада с оружием и команды крепких парней, то уменьшить этот разгул было вам не под силу. Но то, что вам точно было под силу - это совершать преступления или оставаться честным человеком даже среди всего этого ужаса. В этом и состоит стоическая свобода воли. Плеснуть бензина в огонь - или закрыть крышку канистры.
Но самый главный выбор, который нам приходится делать буквально ежедневно - это выбор между животным и "божественным" началом, всё остальное - лишь его вариации.
Как нетрудно догадаться, когда человек только рождается, он практически полностью отдаёт предпочтение своему животному началу - за неимением должного опыта. Постепенно, взрослея, он уже понемногу может совладать с ним - он не ходит под себя, а терпит до горшка и т.д. Его учат, что если много есть, то разжиреешь; если заниматься незащищённым сексом, то можно заразиться весьма неприятными болезнями или забеременеть; если употреблять наркотики, то впоследствии это приведёт к физической и моральной деградации; только не говорите мне, что таких вещей не знают даже в самых бедных семьях нашего общества! Постепенно его знания растут,  и рано или поздно он уже обладает достаточным опытом, чтобы быть способным сделать выбор; можно говорить, что в этот момент животное и "божественное" начала находятся в нём в равновесии, и это как раз есть тот момент, когда человек становится действительно человеком, превосходя своим разумом любое другое животное.
Когда это происходит? Мой дед, исходя из собственных наблюдений,  установил предел в 20 лет, и мне пока ещё не удалось своими наблюдениями как-то сдвинуть эту границу. Это верхний предел, кое-кто может достигнуть равновесия и значительно раньше, но если не удалось этого сделать за два десятка лет жизни, то скорее всего у вас что-то с головой... Ну в самом деле, странно в 20 лет не знать о вышеперечисленных вещах!
И вот, когда вы достигли точки равновесия, перед вами встаёт выбор: куда дальше? Оставаться в ней невозможно - это то, что математики зовут неустойчивым стационаром, любой поступок, любое решение низвергнет вас в ту или другую сторону. Конечно, вы не можете скатиться полностью к животному началу (если только у вас нет каких-либо серьёзных психических расстройств) - бегать по супермаркету, поедая продукты прямо с полок и насилуя проходящих мимо представителей противоположного пола, вам никто не даст, сработают защитные реакции общества; равным образом, и полностью отвергнуть животное начало, став эдаким "божеством", не получится - для этого пришлось бы отказаться от материального тела, которое-то и требует еду, воду и прочее...
Так куда вы двинетесь? Очевидный путь: развивать "божественное" начало и угнетать животное (да-да, это то самое "есть, чтобы жить, а не жить, чтобы есть"), потому что в этом и состоит "своя природа" человека. А что же с теми, кто ест больше, чем нужно, употребляет наркотики (а этанол, позволю себе заметить, также является наркотиком, если быть достаточно последовательным) и делает другие подобные вещи? Они тоже сделали свой выбор, дав волю животному началу.
В этом состоит величие и одновременно низость человека. Другие животные не могут совладать со своим животным началом по указанным выше причинам; в рамках избранной метафоры можно сказать, что они стоят рядом с опрокинутой канистрой и вынуждены лишь смотреть, как бензин течёт в огонь, а у них нету даже рук, чтобы завинтить крышку. Можем ли мы винить их за это? Нет. Они не могут сделать выбор.
Я уже упоминал и о "не-людях". Некоторые из них обладают врождёнными свойствами, позволяющими с самого начала противостоять животному началу; можно сказать, что они никогда и не держали в руках эту пресловутую канистру и лишь стоят, ожидая, когда же наконец огонь погаснет. Можно ли восхищаться ими за это? Нет. Они не могут сделать выбор.
И лишь людям, самым обыкновенным людям, именно вам, единственным на всей земле доступна такая роскошь, как свобода выбора. Вы можете выбрать животное начало - и получить в ответ презрение: "Ты мог бы стать практически богом, а вместо этого погряз в страстях!"; вы можете выбрать "божественное" начало - и получить в ответ восхищение: "Ты превозмог плотские страсти и теперь поднимаешься в высоты разума!"
Только от кого исходит этот ответ? Вот тут стоицизм и христианство, кратко соприкоснувшись, вновь расходятся. В христианстве это исходит от бога, что логично: бог, как мудрый пастух (не моя метафора, заметьте!) отводит всё стадо на одно пастбище, и потом уже смотрит, какая овца из стада лучше пасётся и жиреет - таким-то овцам не стыдно даровать и Царствие Небесное (не в смысле "зарезать", конечно), в то время как остальных следует выбраковать и уничтожить, чтоб не переводили зря еду. Вот что я имел в виду, говоря о весьма логичной концепции христианской свободы воли, несмотря на её кажущуюся абсурдность: "Я дарую вам выбор, но если вы выберете неверно, то будете мучиться за свои грехи". Ну да, всё правильно. Для того вам и дали выбор, чтобы посмотреть на тех, кто всё равно не свернёт с верного пути. Немного ума нужно иметь, чтобы идти по прямой дороге; куда больше требуется, чтобы выбрать на перекрёстке правильный путь.
А что же стоицизм? Как я уже говорил, в его центре находится не бог, а человек. И потому отвечать человеку будет он сам, что опять же логично - если такого божества, как в христианстве, на самом деле не существует. Нет никакого наказания за грехи - Эаку, Радаманту и Миносу глубоко наплевать, вступали вы в половые контакты только с противоположным полом, или ещё и со своим. Не будьте столь высокого мнения о себе: чтобы обречь себя на вечные муки, нужно сделать нечто поистине ужасное - как Тантал или Иксион, но вам трудно будет повторить их "подвиги". Нет, максимум, куда вы попадёте - на бескрайние асфоделевые поля, и там вы уже будете рефлексировать на весь тот ужас, что творили при жизни - в полном одиночестве; или же радоваться тому, что хорошего вы совершили - в зависимости от выбора, который вы сделали. От бога вы ещё можете хотя бы попробовать скрыться, хотя вас и могут учить, что это невозможно; но от себя вам не скрыться уж точно никогда.

Счастливы те, кто обладает свободной волей. И вдвойне счастливы те, кто, обладая ей, избрал верный путь.

Радует, что в этом выводе христианство в конце концов снова совпадает со стоицизмом, хотя и приходят они к нему разными (в некоторых местах - даже противоположными) путями.

Upd. Марксистская философия также солидарна с вышесказанным. Встретилось сегодня: "Животное непосредственно тождественно со своей жизнедеятельностью. Оно не отличает себя от своей жизнедеятельности. Оно есть эта жизнедеятельность. Человек же делает самое свою жизнедеятельность предметом своей воли и своего сознания" (К. Маркс, "Экономическо-философские рукописи 1844 г.").

Календарь

Февраль 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн yoksel